Рассказы

Дешевый хостинг

Уважаемые посетители, нашему сайту требуется администратор-модератор!
Ищем любителя фильмов ужасов! Пишите на Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Регистрация

Вход на сайт

Меня зовут Роман, фамилия Сарочан, сейчас мне 33 года. Я живу на краю большого мегаполиса в маленькой комнатке в коммунальной квартире. В наш район не ездит ни милиция, ни скорая, ни даже такси и не из-за того, что у нас даже днём опасно выходить на улицу, могут ограбить или убить, хотя и поэтому, наверно, тоже, а потому что у нас нет дорог вообще, до нас просто нельзя добраться. До ближайшей станции метро идти 2 часа, а потом ещё минут 40 автобусом ехать с несколькими пересадками. Так что, если, что случается, то люди привыкли справляться своими силами, не ожидая ни от кого помощи. С виду я простой, ничем не выделяющийся из толпы парень, но это только на первый взгляд, но это не так. С самого детства я страдал приступами беспричинного страха и рассеянного склероза. В детстве ночью часто просыпался от того, что мне было страшно. Я не боялся вампиров, зомби, мертвецов и тому подобных страшилок какими пугают детей. Мне просто было страшно. Это был страх в чистом виде. Его нельзя описать словами, его можно только почувствовать. От одной только мысли о нём, у меня подкашивались ноги, и начинало дрожать всё внутри. Приступы всегда начинались внезапно на пустом месте, я мог идти по улице или смотреть телевизор, он длился недолго всего пару дней. Но за эти два дня я полностью выпадал из жизни, я видел мир настолько в искаженном состоянии, я терял чувство, где я нахожусь, жив я или уже умер, иногда я думал, что попал в ад и черти рвут мою душу на маленькие части. Но как только меня попускает, я веду образ нормального человека. Вот так и живу от приступа до приступа.

Но в этот раз меня не покидало чувство, что всё как - то не так как было раньше. И я не знал почему! И что это могло бы значить? Может, я окончательно начал падать в бездну мрака и уже никогда не вернусь, или смерть коснулась меня своей костлявой рукой? Но всё оказалась ещё страшней, чем я думал.

 

Я сидел, как обычно, в своей комнате слушал радио, как вдруг неожиданно в одну секунду всё показалось жёлто-красным из самых тёмных уголков моего подсознания вышли тени и попытались утащить меня куда-то, куда я точно не знаю, но я точно знал, что туда я идти никак не хочу. Я чувствовал это место было настолько тёмное, что там никогда не было солнечного света, а если б даже он каким небудь чудесным образом там появился, что в принципе невозможно, тьма тут же его поглотила бы. Там сам воздух пропитан криком ужаса и болью страдающего. Там темно и одиноко, и лишь полчища огромных крыс нарушают эту безумную пустоту, норовящиеся при любом удобном случае тебя укусить. Там бесконечные коридоры лабиринта тянутся на многие километры вглубь, всё ниже и ниже к самому центру человеческого страха. И они зовут меня к себе. Мне было страшно и необыкновенно больно, на грудь навалилась тоска, паника и ужас одновременно образуя адский коктейль в одном флаконе заставляя мой мои мышцы судорожно сжиматься и разжиматься.

- А-а-а-а-а спасите меня от них - кричал я, не боясь сорвать голос, отбиваясь от тех, кто пытался утащить меня в тень моего больного подсознательного воображения. Но мои мучители были глухи, потому что они и были сам страх. Я прокричал всю ночь, а утром на рассвете с первыми лучами солнца, падающими через окно, приступ закончился так же внезапно, как и начался, пару часов я тупо лежал на кровати и смотрел в потолок, наслаждаясь тишиной и спокойствием своих мыслей, потом вышел в коридор весь выжатый как лимон, внутри всё болело как будто я долго и тяжело работал, а меня при этом били. Я достал из пачки сигарету и закурил.

- Какой же ты худой – ужаснулась баба Маша, глядя на меня при этом, протирая запылившиеся стёкла в окне на кухне – ты наверно нечего не ешь? Хочешь, я налью тебе супчика? Свеженький, ещё горячий только что сварила!

Эти расспросы, почему я такой худой меня бесили не по - детски. Каждый, кто меня видел, считал за обязанность спросить, почему я такой худой и предложить свою помощь. Как будто я и без них не знал, что я худой.

- Попробовала бы ты полазить теми лабиринтами ужаса, что хожу я в своих кошмарах. Посмотрел бы, что от тебя бы осталось, – тихо огрызнулся я, не отрывая взгляд от окна.

- Что ты сказал? – переспросила она, глядя на меня своим наивным взглядом, а я не переводя взгляд на неё ответил ей уже громко, чтоб она могла слышать:

- Нет спасибо, не надо, баба Маша. Не стоит беспокоиться, я не голоден.

Баба Маша полная маленького роста женщина с очень доброй душой, она всегда всех пытается подкормить и посочувствовать. Такая божия - коровка местного разлива.

Я стоял в длинном коридоре смотрел в только что протёртое окно, пил минералку из пластиковой бутылочки и отдирал этикетку. Все эти ярлыки и наклейки меня раздражали, мне всегда хотелась их убрать с глаз долой.

И именно в этот момент я ощутил, что новый приступ безумия уже на подходе и скоро как ураганный шторм накрывает маленькую лодку среди океана, погрузит моё сознание опять во мрак безумия. Я отвернулся от окна лицом на коридор и увидал, как средь белого дня наступает ночь. По стенам ползли опять жуткие тени мрака, люди, стоявшие рядом со мной превратились в злобных монстров.

-Не-е-е-е-ет. Я больше этого не вынесу – заорал я на весь дом, – Господи, ну за что ты меня так наказываешь?

В конце коридора появился горящий куст терновника, это был явный признак, что приступ уже пришёл, он почти всегда появлялся в моих кошмарах. Из него начали вылезать настолько гадкие и мерзкие существа, жалея вашу психику и нервы, я описывать их всех не буду. Опишу лишь нескольких тех, кого вы, возможно, сможете себе представить, при этом, не сойдя с ума. Один их вид внушает ужас. Но можете мне поверить, они страшней всех ваших потаённых, смелых фантазий. Тьма опустилась на мир за считанные секунды, «ну вот сейчас начнётся» - подумал я, ожидая со страхом следующую волну умопомешательства. По стенам коридора прокатилась чёрная волна, пол под ногами провалился глубоко вниз. Я стоял один в бездонном пространстве среди червивых стен, а горящий куст звал меня, и я не мог ему сопротивляться, знал, чего он хочет, он хотел зажечь мою кровь. Я приближался к нему, и как только он прикоснулся ко мне, по моим венам вместо крови побежал огонь, сжигая меня изнутри. Пламя бушевало во мне, обжигая . Мне было больно, но эта боль была скорей не физическая, а душевная. Я закричал что есть силы пытаясь, справится со страданиями, но облегчение этот крик не принёс, а лишь подчеркнул безысходность:

- А-а-а-а-а-а. Только не снова – закричал я - Господи, за что мне это наказание? Как же ты жесток ко мне!!!

Из огня вылезло существо с четырьмя ногами, шестью руками и головой быка и тут же накинулось на меня и стало откусывать от моего горящего тела огромные куски и, глотать их, не прожевывая. За ним выскочило ещё более страшное раза в два выше первого с шестью ногами, восемью руками и головой птицы и также как и первое накинулось на меня. Два этих чудища рвали меня, при этом успевали между собой соревноваться за лучший кусок меня. Потом выскочило еще, более страшное и могучее существо, чем первые два с восьмью руками и огромным змеиным хвостом вместо ног и, накинулось на первых двух, отбивая меня у них. Они дрались межу собой и жрали меня. Монстры всё выходили и выходили из огня одно страшней другого. Некоторые запрыгивали в меня и ели изнутри. Вокруг меня было уже около сотни чудищ, которые дрались между собой и рвали меня на части. Эта боль была нестерпимой, но деться от неё я некуда не мог, я был зажат со всех сторон. Огонь из меня вырвался наружу и зажёг всю эту адскую орду. Огонь с каждой секундой начинал гореть всё сильней и сильней, превращаясь в огненный смерч, перебрасываясь уже на стены и потолок, зажигая само пространство и время вокруг меня. Всё было в огне. От боли плавились мозги, я кричал что есть силы, но крик заглушал рёв адских зверей:

- Боль моя, пусти меня. Небеса бездонные, смилуйтесь надо мной, – просил я, поднимая руки вверх, но небо, как всегда, были спокойно и молчаливо.

Я не знаю, почему это со мной происходит. Если есть на небе Бог то, как он может допускать эту жуть, которая происходит со мной? И со всеми нами здесь живущими. Но я уверен, что у этого всего есть объяснение, я просто не знаю его. Если б только я встретил Бога, и задал бы свой вопрос, терзающий всю мою жизнь: за что я терплю эти муки? За какие грехи с самого рождения горю в этом адском пламени на земле?

Демоны терзали мой дух, долгие часы, обгладывая мои кости и издеваясь над моим сознанием меня уже не было. Части тела были раскиданы по всему пространству этого жуткого кошмара, и я не видел, как из пустоты вышел человек во всём белом в ярком свете и громогласно приказал адской орде:

- Оставьте его. С него хватит на сегодня.

 

Очнулся я в своей комнате. Пару секунд лежал, не двигаясь, глядя в потолок и думая: «слава Всевышнему, этот кошмар закончился». Нельзя описать, на сколько это приятно лежать, расслабившись и не о чём не думать. Для меня это время в аду с этими монстрами казался вечностью. Я приподнялся на локтях и огляделся: вся одежда была изорвана в клочья, так всегда случается после приступа. Видевшие меня люди во время припадка рассказывали, что одежда начинала рваться сама собой, а вокруг меня образуется едкий запах горелого. Я пошёл в кухню завтракать. Я как обычно, ел у окна местную баланду из полуфабрикатов, называемую здесь едой, ко мне подсел Сергей. Мы были с ним старые приятели.

- Ну, ты вчера дал жару. Заставил всей общагой побегать за собой. Тебя скручивали четыре здоровых мужика, включая костолома Вадима, мы так его называем; он был больше двух метров ростом и широк в плечах как скала – сказал Сергей, глядя на меня с каким- то страхом и восхищением. Я часто этот взгляд ловлю на себе. Люди, почему- то меня боятся.

– Сколько раз смотрю на твой припадок, столько раз боюсь не за тебя, хотя и за тебя тоже, но в основном за себя, во время приступа вокруг тебя образуется невидимое облако страха. И я наблюдал не раз, как люди убегали от испуга подальше от тебя.

- Я нечего не помню, – резко и коротко ответил я.

- И не помнишь что говорил?

- Нет. А что я говорил?

- Ты орал что-то не по-русски. Это был отрывистые, шипящие слова как будто ты змея, лежащая на сковороде: орашш, безал, порис кажется, так. Ты знаешь значения этих слов?

- Нет. Я не чего не помню, и если честно, то и не хочу вспоминать, – я всё помнил, конечно, помнил, но сказал так специально в надежде закрыть эту тему, я не хотел об этом говорить, чтобы не позволять себе представлять это нечто ужасное. Мне было больно и страшно об этом вспоминать, осознавая, что новый приступ будет ещё сильней предыдущего. Я так хотел от этого кошмара избавиться, что пошёл бы на любые жертвы. Врачи обещали вылечить, и я стану нормальным человеком. Но я слишком долго прожил в аду, и не знал, как это быть нормальным.

Рядом с нами за кухонным столом возле окна ел толстяк Олег. Мы его называли олигофрен или свиньёй из-за того что он смешивал в одной тарелке первое, второе и компот а сверху на это крошил хлеб и ел это всё без ложки руками. Олег посмотрел на нас своими хитрыми, маленькими, поросячьими глазками и непроизвольно хрюкнул, давясь от очередной порции еды.

- Чё ты уставился на меня? Я не картина чтоб меня разглядывать, – закричал я нервно, – отвернись, я тебе сказал!

Свин испугано отвернулся, и продолжал есть свои помои, жадно, запихивая их в рот как будто пытаются забрать у него.

Он выглядел отвратительно: всегда грязный, вечно голодный, тупой; жирная свинья, иначе про него и не скажешь. Его хрюкающий поросячий смех меня просто бесил, когда - нибудь, я точно его зарежу или вернее сказать заколю. При одном только взгляд в его сторону я выводил из себя.

На кухню зашёл Павел Сергеевич упитанный, солидный еврей. Он раньше работал детским психотерапевтом в частной поликлинике, а сейчас, когда вышел на пенсию даёт уроки музыки на дому. Все жильцы нашей коммуналки его уважали и прислушивались к его советам. Он сдвинул свои очки на нос и высокомерно, как мог делать только он, обратился ко мне:

- Голубчик, что за крики? Вы помните, что было вчера?

- Нет – коротко бросил я, глядя себе в миску, зная, что на этом разговор не закончится, как бы я этого не хотел.

- Ваши приступы с каждым разом становятся всё сильней и сильней. Вам так не кажется?

- Да я это заметил!- коротко отрезал я.

- Надо что-то с этим делать. Я лично очень устал от этих криков и всего сопутствующего им.

- Да но что…? Врачи давно уже отказались от меня.

Он наморщил лоб

- Я, кажется, знаю, как вам помочь! Зайдите ко мне завтра часиков так…- он на секунду задумался, свёл брови вместе, направив взгляд в потолок, поднёс пальцы, ко рту, сжимая нижнею губу и произнес, переводя взгляд на меня – в 5 вечера. Вас это устроит?

- Да, конечно!

-Ну, вот и отлично. Посмотрим, чем я смогу вам помочь.

На кухню зашёл «дядюшка смерть» маленького роста, скрюченный, всегда опирающийся на палку старик. Он всегда смотрел себе под ноги и никогда на собеседника. Никто не знал, как его зовут да не и хотели знать, просто звали его «дядюшка смерть» за то, что он всегда повторял одно и тоже: мы скоро все умрём. Никто не воспринимал его всерьёз, всегда над ним смеялись и кривляли. А он как будто завороженный повторял одно и то же: мы скоро все умрём.

- Что вам дедушка? – обратился я к нему.

- Чаю. Хочу чаю, – тихо еле слышно проскрипел он.

Мы дали ему кипяточку, и он ушёл. На кухне опять остались мы с Сергеем и продолжили свою беседу за кружкой чая.

-Как же я тебе завидую – искренне сказал я.

Брови его резко подлетели вверх от удивления. У Сергея глаза бегали из стороны в сторону. Он-то смотрел мне в глаза, то отводил взгляд в сторону. По всему было видно, он был в замешательстве и не знал, как реагировать на такое заявление.

- Но чему ты завидуешь? Моя жизнь отстой.

-Может, это и так, но ты принадлежишь сам себе, и у тебя нет внезапных беспричинных приступов страха, как у меня. Ты даже не можешь себе представить, как бы я хотел оказаться на твоём месте. Я всё на свете отдал бы за то, чтобы стать нормальным, обычным как все.

Продолжение читать здесь

 

Выбор редакции

ноября 12, 2017

Проклятие (2004)

Описание «Проклятие» (англ. The Grudge) — фильм ужасов 2004 года. Является ремейком японского фильма «Дзю-он: Проклятие». В 2005 году на DVD вышла полная версия, включающая самые жуткие моменты, вырезанные из окончательной версии картины.   Сюжет Проклятие умерших…
ноября 10, 2017

Пила 8/JigSaw (2017)

ПИЛА 8/JigSaw (2017)    Описание   Пила 8(англ. Jigsaw) — американский фильм ужасов из серии «Пила», от режиссёров Майкла и Питера Спиригов, написанный сценаристами Джошем Столбергом и Питом Голдфингером. Премьера фильма в США состоялась…
октября 24, 2016

Голова-ластик

Голова-ластик — первый полнометражный кинофильм Дэвида Линча, выпущенный в 1977 году.   Признаюсь честно, это был самый страшный фильм из тех, что были мной просмотрены. После окончания титров было такое…